Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Gluttony

Как не огрести от полиции.



Старое, но весьма актуальное видео. Кто-то думает, что негры тупые и не понимают? Всё они понимают. Просто они, как и все люди, и все приматы, если выгоднее попрошайничать и скандалить, будут попрошайничать и скандалить.


#MonkeyLiveMatters!


UPD: Поток-богатырь. Алексей Константинович Толстой
20
«Феодал!— закричал на него патриот,—
Знай, что только в народе спасенье!»
Но Поток говорит: «Я ведь тоже народ,
Так за что ж для меня исключенье?»
Но к нему патриот: «Ты народ, да не тот!
Править РусьюШтатами призван только черный народ!
То по старой системе всяк равен,
А по нашей лишь он полноправен!»
Gluttony

Канонник и крестьянин. Новое средневековье.

Сеть уже полна сочувствием к убившему человека алкашу Ефремову, и требованиями заранее помиловать его. Честно говоря, давно надоело писать про одно и тоже. Пример: Сенцов, как пример сословной солидарности интеллигенции.
Мы опять наблюдаем сословное мышление в чистом виде. Для этих людей всё выглядит так, как если бы в классическом средневековье канонник сбил конем крестьянина, а рыцари затеяли бы его судить. Кто канонник, а кто крестьянин? С какой стати меч должен судить сутану?
Любителям ходить на митинги, кстати, урок. Когда вас или ваших родных переедет очередной «измученный нарзаном злым русским народом борец за свободу», сочтут ли они вашу жизнь значимой по сравнению с «ранимой душей борца»?

Gluttony

Причуды американской пропаганды. :)

Порой, транслируемая нашими либеральными СМИ американская пропаганда создает в неокрепших мозгах наших сограждан удивительные картины.
Намедни услышал, что американцы - смелые независимые люди, сразу же протестующие против любой несправедливости. При этом, половина белых американцев улыбается неграм, а за глаза мечтает их сжечь. И это всё в одной голове.



PS: Запрещенные барабанщики - Убили негра
Gluttony

Американские волнения, как битва рекламы с реальностью.

1) Производит ли Ксерокс ксероксы?
Слово «бренд» произошло от древнескандинавского «brande», которое переводится, как «жечь, огонь». Так называлось тавро — знак, которым владельцы скота помечали своих животных.
Википедия.


Бренд — это не вещь, продукт, компания или организация. Бренды не существуют в реальном мире — это ментальные конструкции. Бренд лучше всего описать как сумму всего опыта человека, его восприятие вещи, продукта, компании или организации. Бренды существуют в виде сознания или конкретных людей, или общества.
James R. Gregory, «Leveraging the Corporate Brand»


— Короче, я тебе сейчас ситуацию просто объясню, на пальцах, — сказал Вовчик. — Наш национальный бизнес выходит на международную арену. А там крутятся всякие бабки — чеченские, американские, колумбийские, ну ты понял. И если на них смотреть просто как на бабки, то они все одинаковые. Но за каждыми бабками на самом деле стоит какая-то национальная идея. У нас раньше было православие, самодержавие и народность. Потом был этот коммунизм. А теперь, когда он кончился, никакой такой идеи нет вообще, кроме бабок. Но ведь не могут за бабками стоять просто бабки, верно? Потому что тогда чисто непонятно — почему одни впереди, а другие сзади?
Виктор Пелевин, Поколение «П»


Не секрет, что, на данный момент, США являются владельцем бренда «демократия». А значит, как владелец, определяют содержание бренда. Поэтому спорить о том, демократия ли в Америке или нет, столь же бессмысленно, как о том, производит ли Ксерокс ксероксы.
Это владение дает янки чудную возможность. В каждый отдельный момент, демократия значит ровно то, что им удобно. Т. е. свобода и демократия у них были и когда отцы-основатели владели неграми, а женщины не голосовали, и теперь, когда феминисток и негров положено целовать в жопу. Как бы не менялась Америка, она остается свободной и демократической, ибо сама определяет что такое свобода и демократия.
Как следствие, американцы фактически определяют право использовать этот бренд по всему миру, т. е. решают у кого же демократия, а у кого её нет, и получают соответственно связанные с этим идеологические и материальные дивиденды. Право помечать свою двуногую скотину этим клеймом стоит не дешево!

2) У каждого бренда своя легенда.
— Я не понял, что это значит: «У всякого брэнда — своя легенда».
— Легенда? Это у нас так переводят выражение «brand essence». То есть концентрированное выражение всей имиджевой политики. Например, легенда «Мальборо» — страна настоящих мужчин. Легенда «Парламента» — джаз, ну и так далее.
Виктор Пелевин, Поколение «П»


Уж если из пачки сигарет модно высосать страну настоящих мужчин, то из «идеального строя на все времена и для всех народов» высосаны сотни книг, исследований и философских трудов. В данный момент обратим внимание на принцип универсальности демократии, т. е. её пригодности для всех народов во все времена без исключения. И тут, конечно, американские негры несколько портят картину. Почему же, живя в самой свободной стране с самыми демократическими законами, они всё никак не уравняются в белыми по возможностям?
Варианта тут два. Или признать, что в легенде главного бренда США есть изъяны, и она не полностью работает даже у себя дома, ну или объявить часть собственного белого населения расистами, которые саботируют идеальные демократические принципы. Тем более, что деваться этому белому населению некуда. Демократия – это его родной бренд, также, как для советских людей 70-х коммунизм. «За что наши отцы проливали кровь наших дедов?!» (с)
От этого, правда, едет крыша у негров. С одной стороны приятно, что во всех твоих проблемах виноваты окружающие, но, с другой, сложно жить в условиях постоянного угнетения, о котором тебе говорят из телевизора. Неприятно обнаруживать после принятой дозы, что белый расист опять насрал тебе в штаны.

3) Имидж – ничто, жажда – всё.
— Спасибо, у меня пока есть, — сказал Татарский. — А ты не знаешь случайно, откуда это слово взялось — «лэвэ»? Мои чечены говорят, что его и на Аравийском полуострове понимают. Даже в английском что-то похожее есть…
— Случайно знаю, — ответил Морковин. — Это от латинских букв «L» и «V». Аббревиатура liberal values.
Виктор Пелевин, Поколение «П»


Зачем же такие сложности? Неужели ради одной идеологии. Нет, конечно. Финансовая рента за право использования демократического бренда огромна. Это напечатанные ФРС доллары, это американские базы по всему миру, это товарный импорт, в три раза превышающий товарный экспорт, это русские математики, индийские программисты, польские сантехники. Ради этого можно подержать на вэлфере негров и заставить постоять перед ними на коленях белых офисных хомячков за убийство полицией очередного буйного гопника и наркомана с девятью судимостями.

Gluttony

Юмор и реальность.

Пародия Галкина на московские ограничения.
Collapse )
Забавно, но жизнь порой не уступает сочинениям юмористов:
В Панаме предприняли неожиданную попытку остановить распространение коронавирусной инфекции. Как сообщает France24, с 1 апреля к уже существующему режиму принудительной самоизоляции там добавили новое правило – теперь мужчины и женщины должны выходить на улицу за продуктами или по неотложным делам в разные дни.
По новому решению властей, женщины могут отправиться в супермаркет или аптеку по понедельникам, средам и пятницам, а мужчины – по вторникам, четвергам и субботам. В воскресенье жителям Панамы вообще запрещено появляться на улицах.


UPD: Москву недавно посещал. Про центр не скажу, а в спальных районах фиг эти ограничения соблюдают. Народа вечером на улицах полно и большинство без масок. Как-то непохоже, что они все с двухчасовыми пропусками. Разницы с провинцией не вижу вообще.
А вот в метро, да, народу мало и почти все в масках и перчатках.

Gluttony

Нассим Талеб. Про фейсбучных мыслителей.

Из РБКшного интервью:
— Принято считать, что СМИ манипулируют в основном мнением реднеков, «работяг», но тому же CNN доверяют вполне образованные люди.

— Их зрители — это те, кого я называю «интеллектуальными идиотами». На самом деле как раз реднека обвести вокруг пальца невероятно сложно. Если ты ищешь, кого бы обмануть, лучшая кандидатура — это кто-то вроде читателя The New Yorker. Этот человек рассуждает так: если я интеллектуал (а я, несомненно, интеллектуал) — значит, я понимаю, что происходит в мире. Он презирает реднеков, считая их неспособными к критическому мышлению. При этом он не осознает простой вещи: любой человек, который не кормит себя интеллектуальным трудом, — это уже по умолчанию эксперт, поскольку его профессия непосредственно связана с реальным миром. Например, водопроводчик — эксперт по тому, как класть трубы и так далее. Их опыт основан на взаимодействии с повседневностью, и у них очень критичное к догмам мышление. Образованные люди, напротив, чаще склонны исходить из безумных идей, не имеющих отношения к действительности. И чем больше времени и сил вы посвящаете изучению макровопросов, будь то макроэкономика или глобальная политика, тем выше шансы в конечном итоге оказаться в «макродерьме».

— Почему так происходит?

— Потому что образованный человек получает информацию в основном не из окружающего мира, а от других людей — из журналов, соцсетей, от разных авторитетов. Самая страшная патология нашего времени — потеря контакта с реальностью. Когда я зарабатывал торговлей на бирже, то часто сталкивался с особым типом трейдеров, которые просчитывали какой-то сценарий на компьютере, а потом пребывали в уверенности, что в действительности все будет так же. Лучший вопрос, который сбивает с них апломб: «А сколько у тебя на банковском счете?» Потому что теоретики редко становятся богачами: человек способен принимать здравые решения, только если он включен в реальность. Сейчас существует целый класс псевдоэкспертов — некомпетентных людей, которые думают, что они компетентны.


Невольно вспоминается Пелевин:
— В общем, — продолжал дискурсмонгер, — это действительно почти одно и то же. Люди в древности много работали, и у них было только несколько часов в неделю, чтобы расслабиться перед экраном. Кино служило для них энциклопедией жизни. Люди брали из кино все свои знания. Часто это был их главный источник информации о мире. Поэтому, если в кино какой-то народ постоянно изображали сборищем убийц и выродков, это на самом деле были новости. Но их выдавали за кино.

— Понятно, — сказал Грым. — Что дальше?

— Мастерство древних магов было ужасающим. Особенно в том, что касалось новостей. У этого была причина — мир был разделен на кланы, и каждый клан с помощью своих магов пытался создать особую версию реальности.

— А почему никто не показывал правду? Что, все древние маги были такими подлыми и злыми?

— Тут дело не в этом, — сказал человек. — Они могли быть хорошими и добрыми. Но они с самого детства находились в реальности, придуманной магами их клана. А человек, даже если он информационный маг, борется в первую очередь за личное выживание. Как ты считаешь, кто имел больше шансов выжить — тот, кто укреплял традиционную версию реальности, или тот, кто менял ее? Пусть совсем чуть-чуть?

— Наверно, тот, кто укреплял, — сказал Грым.

— Конечно, — скривился дискурсмонгер. — Маги только думали, что могут контролировать информационную среду, но на самом деле все происходило по таким же биологическим законам, по которым рыбы в океане выбирают, куда им плыть. Это не люди выстраивали картину мира, а картина мира выстраивала себя через них. Бесполезно было искать виноватых.

— Почему начинались войны? — спросил Грым.

— Они начинались, когда маги какого-нибудь клана объявляли чужую реальность злодейской. Они показывали сами себе кино про других, потом делали вид, что это были новости, доводили себя до возбуждения и начинали этих других бомбить.

— А новостям верили?

— Вера тут ни при чем. Картина, которую создавали маги, становилась правдой не потому, что в нее верили, а потому, что думать по-другому было небезопасно. Люди искали в информации не истины, а крыши над головой. Надежней всего было примкнуть к самому сильному племени, научившись видеть то же, что его колдуны. Так было просто спокойней. Даже если человек номинально жил под властью другого клана.

— А человека могли наказать за то, что он верит чужим?

— Человека никто не мог наказать за то, что он видит то же самое, что хозяева мира. Это означало начать борьбу против них. Но постепенно хозяева мира потеряли силу, и их правда стала рассыпаться на биты и пиксели.